Танелорн
-А не Гондолин ли это?/ - Нет, не Гондолин!!!!
15.08.2015 в 22:29
Пишет Элнен:

Финли МакИэн. Отчет вперсонажный №2
Посвящается человеку, вдохновившему меня на многие интересные детали игры
и на раскопку якобитской истории в частности,
моему славному другу из далекой Московии,
кельту и патриоту славной Шотландии
и просто замечательному собеседнику Марии Моррис


... Малкольм увидел их первым, когда уже вырвавшиеся из окружения погорельцы Гленко нашли себе приют в безопасном месте. Они просто стояли на некотором отдалении от домов, не подходя ближе, сколько бы их ни окликали - молчаливые, немного растерянные... скупой закатный свет четко вырисовывал из фигуры, покрепче и повыше - Финли, поменьше, похрупче - Юан. Фин стоял как окаменевший, Юан изредка переминался. Лица рассмотреть было сложно, но обознаться сын Алистера МакИэна не мог, это были его кузены, младшие братишки. Он тогда позвал Рональда, и тот медленно кивнул, посмотрев на замерших пареньков. А потом качнул головой на снег под их ногами - тени у внезапных гостей не было. Мэл ошарашенно моргнул, поднял голову - уже никого не было.
- Мы не могли тащить мертвых, даже самых близких, - дрогнувшим голосом произнес Мэл. Рон помедлил, обдумывая, качнул головой и сказал:
- Наверное, дело не в этом, брат... Тогда их здесь было бы не двое.
и тут же, словно в ответ, тихо прошелестело чуть ли не в самое ухо:
- Отомстите, Рон, Мэл...прошу, отомстите... За всех. Мы пришли просить за всех, кто лежит там.
Голос был холодным, как поземка, но это был, конечно, Финли - и Рональд, и Малкольм узнали его.
После этого они видели младших еще несколько раз - не слишком часто, но достаточно, чтобы запомнить по-прежнему расписанные следами сажи бледные лица, тонкие белые руки и безучастные глаза, отсвечивающие слишком ярко по сравнению с полубесплотными какими-то на вид телами... а потом на какой-то момент почти пропали - после того, как в ночь на Саунь Рональд позвал Малкольма, они вышли на порог в студеную темноту и Рон произнес в никуда :
- Отмщение будет. И будет не меньше, чем был грех - и даже больше. Клянусь.
- Клянусь, - эхом повторил Малкольм.
Над головой резким порывом ветра взметнуло снежную пыль, и словно копыта незримых коней прогрохотали в шуме ветра - стало страшно, но ощущение того, что так было надо, было сильнее.
Долгие двадцать с лишним лет неупокоенные напоминали о себе лишь изредка, и то во снах - но о той клятве непонятно кому братья МакИэны не забывали.
А жизнь шла своим чередом...
Наступило лето 1713 года.
В трактир "Веселый ёж", что близ Эддлстона, въехали двое хайлендеров, представившихся кузенами Дугал, торговцами скотом - дескать, цены на коров да овец узнать ехали да договориться о продажах. Да вот только видавший всякое на своем веку трактирщик не спускал глаз с этих "торговцев" - уж больно знакомым казался рисунок клетки на тартанах.
Да еще водилась за горцами странная привычка - иногда уставиться куда-то в пустое место, и бормотать что-то под нос себе. И что еще страннее, место это пустое ту же обходить начинали все, словно сговорившись.

- Я никогда не спрашивал, Фин...но как это - быть таким? - Рональд уже даже не удивился, когда прямо за его плечом возникла фигура мертвого кузена - едва они вступили в эти странные земли, младшие стали появляться так же часто, как в первые дни после гибели. Только тогда через них луна просвечивала и контуры веток видны были - а сейчас будто живые были, если бы только не снеговая бледность да отсутствие малейших признаков дыхания.
- Холодно, - мрачно ответил Финли, переступив босыми ногами по влажным от дождя, натекшего с сапог бесконечных посетителей, пола. - На той стороне всегда холодно - настолько, что здесь не представить.
- Уже скоро...скоро ты получишь свободу, - зачем-то прибавил Мэл.
- Не я - мы. Юану было позволено ждать освобождения от такого вида посмертия при дворе Зимнего лорда здешнего Холма. Конечно, это лишь немногим легче, но болтаться неприкаянно со всеми ветрами- еще хуже. А я должен в ответ на оказанную честь добыть крови предателя сам.
- Но наша месть - месть за всех, весь Глен Коуан.
- Да, Мэл. Это так. - Фин обвел взглядом всех собравшихся, потом отступил в самую густую тень, только один из братьев-горцев моргнул - и тот пропал. Рональд только тяжело вздохнул - точно все два десятка лет со злополучной ночи в Гленко разом рухнули на плечи.
- Лучше уже сложить головы, чем таскать за собой все это... - проворчал Малкольм, отвечая на невысказанные мысли брата. Рональд только кивнул.

...Неспокойно было и в Подхолмье. Зимний лорд о чем-то спорил со своим братом, лордом Летнего двора.
- Хорошо, сходим тогда в открытую и посмотрим, чего они стоят! - это восклицание слышали уже все. Лорд Иллэн не любил людей, они ему только мешали - зато лорд Фьярн считал, что люди не так уж и безнадежны и вообще, раз они есть, они зачем-то нужны. Следовательно, в сложившейся ситуации надо дать им шанс. Владыка метелей не хотел идти к людям вообще, но раз уж согласился...в отместку брату он набрал себе свиту исключительно из воинов-слоа, мертвых и неотмщенных - чтобы люди не забывали, насколько велика власть Зимнего лорда.
Финли попал в эту свиту, но он не слушал, о чем говорят люди с сидскими лордами, и не слишком следил за их реакцией на него самого и звероватого слоа-датчанина в пробитой кольчуге, мертвый лохлэннох был молчалив и так же погружен в какие-то свои думы, как и навечно шестнадцатилетний Финли.
Можно не слушать специально - но услышать. Какой-то разговор в стороне...и вот он уже знает, что сассанахский отряд с лордом по фамилии Беркли остановился в деревне. И что в его отряде - уроженец этих мест. Льдинки серых глаз сверкнули под полуопущенными веками...Внезапно ласковое вечернее солнце вышло из-за облаков и бросило теплый золотистый луч под ноги Финли. Ступни утопали в зеленой траве - но чувствовали холодные камни и жесткий снег. Солнце огладило огненную рыжину неровных прядей и лоб с навеки въевшейся полоской сажи - но кожа не почувствовала тепла. Финли глухо простонал через сжатые зубы - никто не слышал.
- Лорд, поговорите с моими братьями, - тихо сказал он Зимнему.
- Подойди, хайлендер. Тебе есть что сказать? - лорд Иллэн лениво осмотрел Рональда МакИэна
- Я хочу просить свободы для моего брата, что находится в вашей свите - остановите его страдания... - начал было тот
- Ты страдаешь? - Неблагой был почти удивлен, черты лица были по-прежнему идеальны, но в голосе прорезалось надменное непонимание.
- Мне холодно. Ваши владения - вечная зима. Зима проникла сквозь меня... когда я получу освобождение?
- Ты выполнил свой долг? - черная изящно выгнутая бровь чуть приподнялась, прекрасного лица сида коснулась тень удивленного недоумения.
- Нет, - отрывисто бросил Финли, отворачиваясь от черных звезд в глазах сида.
Тот развел руками, как бы говоря - ну так иди и выполни, о чем речь?
- Пойдем, - ладонь Неблагого опустилась на плечо Финли, - я не знаю, что такое зима и что такое "холодно"
- Вы и есть вечная зима, лорд, - прошептал Финли, покорно следуя за сидом в черном, алом и серебряном.
Визит к людям затягивался, лорду Иллэну явно хотелось поскорее все закончить, он даже отослал свою свиту раньше, чем они дошли до сассанахского отряда - наверное, счел присутствие слоа на этот раз лишним.
Назад сидские лорды вернулись раздраженными - лорд Иллэн сверкал глазами и то и дело резко проходился на тему вообще присутствием на шотландской земле англичан - а лорд Фьярн вообще был в ярости и обещал из головы начальника гвардии сделать кубок - за личное оскорбление.
Неблагой по возвращении велел Финли оставаться у входа в Холм - явно подозревая, что кто-то скоро явится. И явился - лорд английский его сиятельство Джеймс Беркли... разложил маленькую табуретку, сел, воткнул перед собой защитный предмет, между защитой и границей Холма выставил чашу с молоком и кувшин пива - предварительно налив пива и себе. И больше ничего не делал. Просто сидел, потягивал золотистый напиток, и ждал.
- Чего он ждет? - скривился Зимний, рассмотрев пришедшего.
- Я могу сходить и узнать...- пожал плечами Финли
- Сходи! - распорядился лорд, - но - пока только узнать! Ты меня понял?
- Да. Я не пойду против вашей воли при прямом приказе, лорд Иллэн.

Беркли сидел и созерцал пустоту, тяжкие мысли ворочались в его голове. Он не верил ни в кого из тех, кого сейчас ожидал увидеть - до сегодняшнего дня. Но не в изменении картины мира таилась тяжесть его дум сейчас - англичанину не хотелось жертвовать ни кем из верных людей - а ведь двое надменных сидов явственно высказались - принесите у Духову Холму голову начальника личной гвардии лорда Беркли до заката - иначе в эту ночь все твари Холма будут сыты, а Эддлстон утонет в крови.
Ему было плевать на деревенских - но не плевать на свою жизнь, своих гвардейцев - и пуще того, на приказ Короны. Лорд-следователь думал тяжкую думу - как бы выкрутиться из этой передряги.
Чтобы понять все это, не нужно было быть чтецом мыслей или сидом по крови - Финли и так понимал, зачем, по сути, явился англичанин. Но заставить сассанахскую тварь взглянуть на себя и заставить говорить с собой - в этом он себе не мог отказать.
- Зачем пришел ты сюда, англичанин? - МакИэн выступил из теней, проявляясь полностью в зримом мире.
- Просто сижу...вот, жду. - внешне Беркли остался невозмутим. - Хотел бы поговорить.
- Поговорим, - кивнул Финли, садясь на траву близ англичанина. Покосившись на защитный кинжал, воткнутый в землю, только усмехнулся. Даже он - через изрядное число неприятных ощущений - мог бы выдернуть его и им же проткнуть самоуверенного сассанаха. Но - не велено трогать, значит - не велено.
- Посмотри на меня, англичанин. Ты знаешь, кто я? Ты можешь взглянуть мне в глаза? Мне, моему младшему брату, детям из сгоревшего Гленко? Мертвым девушкам, старикам и подросткам, или живым вдовам и сиротам? Можешь? - сейчас Финли казался почти живым - яростные интонации, едва сдерживаемый гнев, горячий, как кипящая смола, резкие отрывистые фразы...
- Гленко горел 25 лет назад, - возразил сэр Беркли.
- Какая разница, англичанин? Какая мне разница - время для меня остановилось, его больше нет - мне тогда было всего шестнадцать, и мне навечно - шестнадцать.
- я непричастен к той истории, когда это случилось, мне тоже было не больше шестнадцати лет.
- Это ничего не меняет. Вы все одинаковы, что сами англичане, что их выкормыши - все на одну стать. И возраст твой тоже ничего не меняет, лорд английский. Как поступил бы ты, встреть меня - сейчас? Нормального, живого, я имею в виду.
- Просто так вот, гуляя по лесу, и если бы ты не стал нападать - просто разошлись бы с миром, - Беркли пожал плечами, указал на подношения Холму. - Угощайся, на выбор.
Финли не стал ломаться и отхлебнул из кувшина - как ни странно, но вкус он отлично почувствовал. За несколько дней под Холмом здесь тело его становилось все более реальным, и Финли понимал - сиды просто помогают ему, давая возможность выполнить долг мести.
После того как он взял что-то из принесенного, следователь Короны несколько расслабился - едва заметно, но все же. Гостеприимство, разделенная пища, как же...в это он верил, не смотря ни на что. Но самому Финли было на это наплевать - он мог нарушить этот негласный договор по праву той смерти, которой уже умер однажды. Убитый предателем не связан узами попранного договора. Гленко уничтожили тоже вкусившие с ними от одного стола.
- Я не верю твоим словам, лорд английский. И скажу вот что - нечего тебе здесь делать. Это не твоя земля, убирайся подобру-поздорову с нее, - разряженный сассанах раздражал МакИэна невероятно.
- Я на земле английской короны! - с деланным недоумением развел руками англичанин.
- Нет, это - шотландская земля, и шотландской останется. - сейчас голос неупокоенного был холоднее зимней ночи.
- Шотландские земли часть британского королевства, уже столько лет...
Финли скрипнул зубами.
- Я надеюсь, ненадолго.
- Ты уже ничего не можешь изменить, - наверное, среди людей этот тип считался искусным оратором и мог переговорить кого угодно. Проблема была только в том, что аргументы, весомые для живых, были ничем для мертвого.
- Кое-что могу. Но нет, англичанин, я не буду тебя убивать - по крайней мере прямо сейчас. Я просто хочу узнать - чего ты хочешь? Зачем ты пришел? Явно не для того, чтобы спорить с одним из слоа. Что я должен передать лордам под Холмами?
- Передай, что я готов продолжить прерванный так неудачно разговор с ними в любое время, в какое они пожелают, - Беркли понял, что играть в слова пора заканчивать, и вообще весь разговор он балансировал на скользкой жердочке над пропастью. Да, неупокоенному скорее всего запретили убивать его прямо сейчас, но это не значит, что он не жаждал этого всей....что там у выходцев с того света вместо души?
- Я передам, - шотландец поднялся на ноги, привычным жестом поправил берет, заложил за ухо лезущую в глаза огненную прядь, развернулся, шаг - и провалился в изменчивые тени от деревьев и кустов, всегда клубящиеся у странного камня - отметки границы людского и чуждого.
Англичанину вдруг подумалось, что, останься мальчишка в живых тогда, сейчас перед ним стоял бы матерый враг - чеканное жесткое лицо, мощный разворот плеч, жилистые сильные руки, привычные к весу верного клеймора - и неизвестно, вернулся бы он, сэр Беркли, живым после этой встречи, или нет. Потому что из таких вот щенков всегда вырастают бешеные волки, непримиримые фанатики... "Все же решение о Гленко тогда было верным", - едва эта мысль пронеслась у англичанина в голове, он сообразил, что этот дохлый щенок-то его раскусил, задавая вопрос, как бы он поступил, встреть его сейчас живым.
Что еще думал следователь Короны, больше никто не узнал, потому что тот поспешил прочь от проклятого места, да и не находил никто из сидов его мысли такими уж интересными, чтобы слушать их и далее.

День клонился к закату, но люди не спешили выполнить обязательство и принести голову гвардейца - но тем не менее в поселении что-то происходило.
Странные ирландские бродяги-шелта пришли к Холму и позвали его обитателей "посмотреть на представление в их честь" - кажется, люди хотели задобрить Серых Соседей. В общем-то ход был неплохой - сиды ценили искусство и игру. Особенно если к ним приложится потом голова оскорбившего их.
Представлению не суждено было начаться вовремя - ирландцы только-только начали ставить сцену и простенькие декорации, как
вечерний воздух раскололся дробным звоном оружия и криками сражающихся людей.
"Это твое время, Финли МакИэн" - пронеслось оно в голове само - или кто-то шепнул рядом?
Уже не важно - сорваться в бег, почти не касаясь ногами травы, в этом беге - проявиться полностью в зримом мире, выхватить длинный кинжал, пожалованный Зимним Лордом, и расширившимися глазами ловя в единый миг всю картину короткой, но ожесточенной схватки - английские гвардейцы против старших МакИэнов и почему-то ирландских бродяг ( шелта побросали свои театральные дела и, подхватив оружие (где только взяли?), ввязались в стычку - на стороне хайлендеров) - ринуться в бой, не думая о том, что будет после него. Яркий резкий запах крови заставляет ноздри раздуваться, как у дикого зверя - и по-звериному же понимать, чьей и сколько пролито. Несколько раз клинок обагрился сассанахской кровью - но все вскользь, сильнее всего тянуло найти того местного уроженца, что служил сейчас в гвардии, служил тому напыщенному вояке Беркли. Он был тут - Финли это чуял. Так же пахла кровь какого-то Кемпбелла на его старом коротком ноже, оставшемся в снегах у сгоревшего дома. Так пахло предательство. А вот и он - раненый, но живой. И даже не смертельно раненый, просто всем сейчас не до него. Молод - едва на каких-то пару лет старше, чем было отмерено самому Финли. В груди полыхала неутолимая ярость...и жажда. Финли неприятно было осознавать, настолько сейчас зверя в нем больше, чем его самого. "Мне нужна была вражеская кровь - вот она, на моем клинке. Но это не все. Заставить предателя искупить грех иначе, чем смертью - почему бы не попробовать?"
Острие узкого клинка скользнуло под подбородок раненого гвардейца, стоящего на одном колене.
- Подними голову, - Финли чуть поддел означенную голову клинком вверх.
Гвардеец строптиво мотнул головой - но клинок плавно качнулся и снова нацелился в горло.
- я выполняю приказы только моего лорда и короля! - заявил он
- я сейчас решаю, жить тебе или нет, - нехорошо оскалился в усмешке Финли, - и я хочу посмотреть в твои глаза, предатель!
- кого я предал? Я...
- Ты шотландец по крови, пусть и равнинник - но какого дьявола ты служишь сассанахам?
- я служу честно тому, кто сидит на троне!
- Ооо, как занимательно... Как твое имя?
- Уилл. Уилл Терр.
- Скажи, Уилл, ты хочешь жить? - задумчиво глядя поверх склоненной головы, вопросил неупокоенный.
- А какая разница, чего я хочу? - резко, с вызовом ответил он, - Все равно ведь убьете!
- Не обязательно, гвардеец, не обязательно...я действительно решаю сейчас, будешь ты жить или нет...но я все еще решаю, а не уже решил, чувствуешь разницу? Ответь также, почему ты пошел служить англичанам? Чего не сиделось тебе на родной земле, а?
- Жажда наживы и славы делает с людьми странные вещи, - язвительно ответил назвавшийся Уиллом, и в этот момент Финли понял как никогда ясно - мальчишка его боится! До жути, до дрожи - боится немертвого, боится умирать, боится болотники знает чего еще - но он весь пропитан страхом, и пытается его скрыть за бравадой и дерзостью!
- Трус. И предатель. Еще раз спрошу - хочешь ли ты жить? - в голосе Финли прорезалось почти сожаление
- А какая мне разница? Не сейчас - так днем позже! Все равно уб....- тот не договорил
Один короткий и резкий росчерк длинного кинжала - и недолгая жизнь злосчастного гвардейца оборвалась на половине слова.
- Ну так умри и не позорь предков, - сурово подытожил Финли.
Он поднес клинок к лицу, глядя, как ползут по светлой стали тяжелые маслянистые капли - кровь предателей. Кровь англичан. Они смешались сейчас на оружии, и это было именно то, что он все эти долгие два десятка лет искал. Медленно лизнул катящиеся вниз тяжелые капли - и почувствовал, как раздирающая изнутри жажда отступает. А с нею уходит и боль - теперь он понял, что все это время она терзала его столь же неотступно, как и холод посмертия
- Финли...Фин.... - Рональда перевязывала какая-то девушка, кажется, из все тех же ирландских шелта, но он глядел во все глаза на неупокоенного.
- Отмщение принято, брат... За всех! - Фин впервые за прошедшие со дня смерти годы слабо улыбнулся. Он развернулся спиной к поляне, на которой была стычка, и пошел прочь - не мигая глядя на золотисто-медный диск заходящего солнца.
- Ты теперь свободен. И твой брат - тоже, -внезапно возникший Зимний лорд коснулся пальцами его плеча и коротко кивнул
- благодарю, - Финли отсалютовал окровавленным кинжалом и, все ускоряя шаг, двинулся прямо навстречу загорающейся на горизонте закатной заре. Когда он уже почти бежал, рядом возник Юан - братья взялись за руки, и громкий, звонкий мальчишеский крик дробным эхом рассыпался по вересковой пустоши...Мальчишки бежали, не касаясь земли - крыльями хлопали свободные концы красно-черных тартанов, развевались пряди рыжеватых волос, солнце слепило любого, кто смотрел вслед - и никто и не заметил, в какой момент двое ребят растворились в этом свете, окончательно обретая успокоение и свободу.
Теплый ласковый свет принял их в себя, и только эхо еще долго катало остатки ликующего крика Финли и Юана МакИэнов:
- Saaa-oor!!!! Sa-aaaoirse!!!


URL записи

@темы: Вперсонажное, атмосферное, отчеты