Танелорн
-А не Гондолин ли это?/ - Нет, не Гондолин!!!!
Отправная точка всех событий, что завертелись тем летом на землях пограничных - Лоулендские окраины были неспокойны...
I

…лето неласково к этой земле.

Здесь, - на нортумберлендских закраинах, на берегах Твида, меж Дунсом и Морпетом, меж до сих пор горделиво высящимся над вересковыми холмами Беруиком и вечно граничным, вечно ничейным Карлайлом, - май слишком уж часто сер, а июнь слишком часто дождлив.

Дожди шуршат над вересковыми всхолмьями; и ветер с полуночи, с шотландских высокогорий и с холодного северного моря несёт по низкому небу тяжёлые свинцовые тучи. Лишь иногда солнце рвёт их тугой, налитый стылой водой покров; бывает это чаще всего в начале мая, на первый его день – или уж к концу июня, ближе к Иванову дню. Оба этих дня заповеданы здешнему народу от предков – и горят в ночи костры, раздирая напополам ночную тьму над холмами и над древними белыми камнями на их вершинах; и ложатся на эти камни хлеб, сыр, мясо и чаша молока – ибо каждый, кто родился и вырос на Границе, с детства помнит легенды о фари, джентри, Добрых Соседях; о тех, кого ближние соседи, - строгие и суровые горцы с севера, еретики и бунтовщики, - зовут на своём резком и странном языке Daoine Sidhe, народом Ши. Пусть деревенский викарий смотрит на это косо, пусть подозревает паству в язычестве, пусть гневится яро в своих проповедях – и что ж? Всяк, всяк на берегах Твида знает: те, чьи дома-бру кроются под травой и дёрном Холма, с давних пор властны над этой землёй – и над тем, что родит она. Прогневаются Соседи – что же; викарий, что ли, пойдёт упрашивать их смилостивиться, дать земле плодоносить, очистить скот от нахлынувшего внезапно мора, изгнать из ближнего леса страшного, неведомого зверя?

Пылает кострами май – в ночь на первый день, что соседи-горцы зовут Бьялтеном. Пылает июнь – в верхушке своей, на Иванов день, самую короткую, самую потаённую и колдовскую из ночей. А между ними – дожди, и пасмурь, и цветущая над холмами черёмуха – «птичья вишня», как испокон веков зовут её здесь; и работа, сплошь работа. Летний день, известно, год кормит – и всякий фермер в эти дождливые дни зорко следит за полями, и в одном ряду с батраками не разгибает над посевами спины.

Пылает май, и пылает июнь; и тлеет меж ними – изгибом от апреля к июлю, - работа, тяжкий на земле камня и вереска труд фермера-земледельца. И тем ярче вспыхивает на излёте июля окончание сенокоса и дни перед жатвой – время праздника, время отдыха, дни яркого солнца без дождей и гроз. И играются свадьбы; и громче поются песни.

Ламмас. Хлебная месса.

II

Хлебная месса – кончен сенокос,читать дальше

изображение

@темы: атмосферное, Сюжетное, Готовим игру!